Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Печали Мали: из-за чего военные сместили президента страны
2020-08-19 14:49:33">
2020-08-19 14:49:33
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На этой неделе в центр международного внимания попало Мали — небольшое, но тревожное государство на западе Африки, последние несколько месяцев жившее в условиях острого противостояния властей и оппозиции. Конфликт завершился отставкой президента Ибрагима Бубакара Кейта. Но поскольку его уход был продиктован не доброй волей, а давлением военных, накануне задержавших главу государства и его соратников, большая часть стран квалифицировала происходящее как мятеж и даже госпереворот. Что ждет Мали и более обширный регион Сахеля в этой связи — в материале ?Известий?.

Прощание с властью

За свою долгую политическую карьеру ныне 75-летний Ибрагим Бубакар Кейта успел побывать премьер-министром Мали, лидером одной из партий, спикером парламента и президентом. Последнюю должность он занимал с сентября 2013 года вплоть до 19 августа 2020-го, пока в эфире государственного телевидения не сообщил, что решил ?отныне отказаться от своего долга?.

Хорошо продуманным и взвешенным такое решение не назовешь: с апреля в стране не стихали протесты с требованием отставки президента, и буквально накануне главу государства, премьер-министра и нескольких членов правительства захватили военные, после чего их всех на бронетранспортерах перевезли на военную базу Кати в нескольких километрах от столицы. По иронии судьбы та же самая база была местом военного переворота в 2012 году, закончившегося свержением предшественника господина Кейта — тогдашнего президента Амаду Тумани Туре.

Президент Мали Ибрагим Бубакар Кейта, саммита G5 Сахель в Нуакшоте

Президент Мали Ибрагим Бубакар Кейта на саммите G5 Сахеля в Нуакшоте

Фото: REUTERS/Pool/Ludovic Marin

Сегодня некоторые части военных решили, что интервенция была необходима. У меня действительно есть выбор? — риторически поинтересовался президент, сообщая о своей отставке и мотивируя это нежеланием проливать кровь.

Несмотря на то что 18 августа в столице Бамако и окрестностях то и дело были слышны выстрелы, отстранение малийского лидера от власти прошло бескровно. Но если оппозиционно настроенные местные жители приветствовали действия военных, назвав происходящее народным восстанием, то большинство стран мира сочли это поведение неконституционным, невзирая на то что всё обошлось без жертв и получило широкую народную поддержку.

Еще накануне отставки президента Кейта ЕС и ООН осудили ?попытку государственного переворота?, а западноафриканский блок ЭКОВАС сообщил о закрытии границ с Мали и пригрозил санкциями в отношении страны. Обсудить сложившуюся в этой западноафриканской стране ситуацию решил и Совбез ООН, собравшийся за закрытыми дверями в полдень среды по запросу Франции и Нигерии.

Откуда мятеж растет

Своего рода прелюдией к нынешним событиям в Мали стал переворот 2012 года. Тогда военные сочли, что власть слишком мягко реагирует на сепаратистские выступления повстанцев-туарегов на севере страны, становившиеся всё более дерзкими по мере попадания в их руки новых партий оружия из объятой гражданской войной Ливии.

В 2013 году президентом Мали был избран Кейта, который оказался одним из немногих крупных функционеров, избежавших гонений со стороны военных. Главной задачей новоиспеченного лидера страны стали мирные переговоры с повстанцами. Спустя два года правительство действительно подписало соглашение с рядом группировок, в результате чего малонаселенный север страны получил большую автономию. Но при этом соглашение не включило ряд других вооруженных исламистских группировок, которые начали собственные атаки на малийской территории. Следующим логичным шагом на фоне неспадающей волны насилия стало формирование многочисленных местных ополченческих движений для защиты от исламистов.

Президент Мали Ибрагим Бубакар Кейта (стоит слева)?во время церемонии его инаугурации в Бамако

Президент Мали Ибрагим Бубакар Кейта (стоит слева) во время церемонии инаугурации в Бамако

Фото: REUTERS/Thierry Gouegnon

При этом большинство из 20 млн малийцев продолжали жить не только в небезопасности, но и в условиях безработицы и нищеты. Экономика, опирающаяся на добычу золота и сельское хозяйство, оказалась крайне уязвима перед колебаниями цен на сырье и растущим опустыниванием территорий. А безудержная коррупция власть имущих и нарушения прав человека со стороны сил безопасности, о которых писали СМИ, дополняли этот взрывоопасный коктейль народного недовольства.

Переизбрание Кейты президентом в 2018 году в ходе голосования, омраченного обвинениями в фальсификациях, усугубило растущее разочарование общественности, особенно молодежи. Но последней каплей стали апрельские парламентские выборы, некоторые результаты которых Конституционный суд отменил, дав фору пропрезидентским кандидатам. Это положило начало многомесячным массовым протестам под лозунгами отставки президента во главе оппозиционной коалиции, известной как ?Движение 5 июня — Объединение патриотических сил?.

Президент Мали Ибрагим Бубакар Кейта выступает на церемонии инаугурации в Бамако

Президент Мали Ибрагим Бубакар Кейта выступает на церемонии инаугурации в Бамако

Фото: REUTERS/Annie Risemberg

Преодолеть политический кризис в Мали долгое время пытался экс-президент Нигерии Гудлак Джонатан, выдвинутый ЭКОВАС на роль посредника в переговорах властей и оппозиции. Одним из его предложений было, например, создание правительства национального единства, но политические оппоненты так и не сели за стол переговоров. Июльский визит в Бамако лидеров сразу пяти стран региона — Ганы, Кот-Д'Ивуара, Нигера, Нигерии и Сенегала — также не сдвинул дело с мертвой точки.

Что дальше

19 августа стоящие за отстранением президента от власти военные сообщили о полном закрытии границ Мали и введении комендантского часа. При этом группа военных мятежников пообещала способствовать политическим реформам, которые заложат основу для новых всеобщих выборов.

Мы не стремимся к власти, мы заинтересованы в стабильности страны, которая позволит нам организовать в согласованные разумные сроки всеобщие выборы, — пообещал представитель мятежников Исмаэль Ваг в эфире телеканала ORTM 1.

Как известно, Черный континент давно известен своими частыми военными переворотами. И как заметил ?Известиям? эксперт Центра африканских исследований Института всеобщей истории РАН Николай Щербаков, прецеденты, когда генералы сметали старые власти и это приводило к положительному развитию для страны, случались, хотя и редко. Но это явно не случай Мали.

В Мали это нереально: страна бедная, политические институты как таковые фактически отсутствуют, около 70% населения — моложе 25 лет. И в государстве отсутствует политическая зрелость, которая позволила бы под присмотром военных в короткие сроки устроить радикальные перемены и провести гражданские выборы, — пояснил эксперт-африканист.

протесты мапли
Фото: REUTERS/Adama Diarra

При этом нестабильность в Мали чревата ухудшением ситуации в сфере безопасности во всей зоне африканского Сахеля, где расположены Буркина-Фасо, Мавритания, Мали, Нигер и Чад.

Мали находится в самом центре террористического нарыва Сахаро-Сахельской зоны, и именно отсюда совершаются атаки и в сторону Нигера, и в сторону Буркина-Фасо. И наверняка джихадисты попытаются воспользоваться ослаблением центральных органов власти в Мали, — сказал ?Известиям? эксперт Института Африки РАН Евгений Корендясов, в прошлом возглавлявший российские дипмиссии в Буркина-Фасо и Мали.

При этом он оговорился, что широких возможностей для активизации у действующих в регионе боевиков не так много, поскольку в Мали действует 14-тысячный контингент миротворцев ООН вдобавок к многочисленному контингенту французских войск.

Правда, в последние годы присутствие в Мали ?голубых касок?, почти 5 тыс. французских военных, расквартированных по нескольким странам региона, вкупе с еще 6 тыс. военных из соседних стран не смогло помешать росту транснациональной преступности, включая торговлю наркотиками, похищение людей и незаконный ввоз мигрантов. С 2016 года число жертв терроризма и сопутствующей нелегальной деятельности в Мали и соседних Нигере и Буркина-Фасо возросло пятикратно, превысив 4 тыс. человек в 2019 году.

骚虎视频